Прививка от гриппа статистика по годам. Число умерших от гриппа в России – не тайна, а манипуляция статистикой
Забыли пароль?
Регистрация
О компании
Доставка
Каталог товаров  
Контакты
Задать вопрос
Как сделать заказ
Рекомендации
Партнёрам
Получить консультацию

Вакцина от гриппа: надежных данных об эффективности нет. Прививка от гриппа статистика по годам


Вакцинация от гриппа – критерии эффективности

Наступает декабрь, а значит, скоро нас ожидает очередной всплеск заболеваемости гриппом, ОРВИ. Думается сама идея вакцинации от гриппа, особенно у медицинских специалистов, сомнений в целесообразности не вызывает. Такие профилактические меры действительно предупреждают массовое распространение эпидемии.

Абсолютной защиты от гриппа, ОРВИ, конечно, вакцинация не гарантирует, однако официальная статистика подтверждает значительное снижение случаев развития инфекции. Даже если, не смотря на иммунопрофилактику, человек заболевает, течение патологии проходит легче, реже отмечается возникновение серьезных осложнений.  

 

От чего зависит эффективность вакцинации?

На успешность проводимых мероприятий оказывает влияние множество факторов:

  • Достижения научной медицины в поисках создания высокоэффективных новых препаратов.
  • Производители вакцины, обеспечивающие современный уровень качества и безопасности.
  • Медицинские руководители, планирующие и распределяющие средства для проведения вакцинации от гриппа по территориям и медицинским организациям.
  • Первичное звено поликлинической службы: участковые врачи, медсестры.

Если первые три этапа организованы достаточно хорошо, то последний этап – работа участковой службы, вызывает некоторые  вопросы. Попробуем разобраться подробнее.

 

Роль поликлиники в проведении вакцинации

Зададимся вопросом: «Какой процент жителей должен быть привит от гриппа, чтобы ощутимо снизилась заболеваемость инфекцией?» Мне представляется вполне логичным показатель – 70–90% охвата прививками. Такая профилактика дала бы заметный экономический эффект: сокращение дней нетрудоспособности, экономия средств пациентов на приобретение необходимых лекарств. Интересно, что же мы имеем в реальности?

За разъяснениями мы обратились к участковому доктору одной из районных больниц Уральского региона. По его мнению, многое в проведении вакцинации против гриппа зависит именно от врачей, непосредственно работающих с населением. Потребность вакцины по каждому участку (в данной больнице их – 30) отражается в предварительных заявках врачей. Только один доктор на предстоящую иммунопрофилактику заказал 400 доз препарата на 1800 человек (взрослое население). По остальным поликлиникам заявки еще скромнее – 50–100 доз. Нетрудно представить, что охват вакцинацией против гриппа населения составит порядка 10–20%. Признаем честно – показатель не высокий.

 

Как повысить эффективность профилактики?

По моему мнению, основной задачей врача участковой службы должно быть умение объяснять и убеждать пациентов в неоспоримой пользе вакцинации против гриппа. Доктор, поделившийся своими наблюдениями (именно его поликлиника стабильно показывает максимальные объемы иммунизации жителей) признался, что не жалеет времени на беседы с пациентами, подробно отвечает на интересующие их вопросы о плюсах и минусах иммунопрофилактики. Люди доверяют врачу, проработавшему здесь более 15 лет, прислушиваются к его советам. Они верят, что даже при возникновении каких-либо нежелательных осложнений можно обратиться за помощью и от них не отмахнутся.

Конечно, сейчас во многих сельских регионах докторов не хватает. Приезжают молодые специалисты, которым пока не достает опыта практической работы. Хватает и других проблем: процессы модернизации и реструктуризации больниц, внедрение компьютерных технологий, нехватка среднего медперсонала. Но без своевременной информационной поддержки ждать ощутимых результатов от вакцинации против гриппа, даже при условии разработки и выпуска инновационных вакцин, в ближайшей перспективе представляется затруднительным.

Главная - Болезни

 

neboleem-net.ru

Число умерших от гриппа в России – не тайна, а манипуляция статистикой

Почему в России – «кривая» статистика по заболеваемости и смертности от гриппа? Сколько петербуржцев, сделавших прививки от гриппа, все-таки заболели? Почему не помогают разрекламированные противовирусные лекарства? На эти и другие вопросы «Доктору Питеру» отвечает Алексей Яковлев, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии СПбГУ, главный врач Городской инфекционной клинической больницы им. Боткина.

- Алексей Авенирович, создается впечатление, что только Петербург так страдает от гриппа, в других регионах все относительно спокойно: эпидпорог по гриппу и ОРВИ превышен, при этом грипп выявляется редко, а умерших от него – единицы.

- Число зарегистрированных пациентов с гриппом зависит от их обследования. В регионах страны широкомасштабного обследования на грипп не было. В результате мы получаем информацию из регионов: погиб 1 человек, заболели 24. Любому специалисту понятно, что это абсурд. Такие цифры мы получаем, когда делаем 20 анализов в неделю (надзорный вариант). Еще Геннадий Онищенко говорил: то, что в России в пандемию умерли около 1000 человек, а в других странах — десятки тысяч, объясняется не благополучием, а несовершенным обследованием и выявлением болезни. Это касается не только гриппа но и других инфекций. Самый яркий пример — половина брюшного тифа регистрируется в Петербурге, а в других регионах, где это заболевание процветает, его нет вовсе или регистрируются единичные случаи заболевания. Потому, что либо обследуют допотопными методами, либо вообще не обследуют.

Во время пандемии 2009 года и наши возможности были очень ограниченными - всех обследовать не могли. Но уже к 2013 году мы выполняли лабораторную диагностику 98,6% всех поступающих в больницу им. Боткина. Это позволяло контролировать динамику по  гриппу А (h2N1).

В этом году какое-то время мы могли тестировать 100% поступающих в нашу больницу. Но число пациентов  удваивалось каждую неделю: 450-800-1600. Благодаря тому, что нам на помощь пришел Институт гриппа, в этот эпидсезон в Петербурге выполняли около 1000 исследований в неделю. Больше делали только в Краснодарском крае — 1300. Причем анализы делаем не только мы и больницы, перепрофилированные под прием пациентов с гриппом и его осложнениями, но и другие стационары города. Настороженность есть во многих стационарах, они тоже отправляют материал на диагностику. Хотя вполне могли бы этого и не делать, потому что в смерти от пневмонии 80-летнего человека, к примеру, нет ничего необычного, другие и искать бы ее причины не стали. А у нас ищут.

Но получается, чем лучше диагностика — тем хуже результат. Потому что некомпетентные специалисты, анализирующие цифры по заболеваемости и смертности от гриппа, делают выводы: плохо там, где много регистрируют заболевших и умерших от гриппа. А там, где их мало (никто не выясняет, каким гриппом болеют и от чего умирают), там все хорошо.

- Последние данные Минздрава: в России от гриппа умерли 388 человек, а от пневмонии – более 25 тысяч. Статистика – вроде игры «угадай диагноз». В прошлом году, когда гриппа, можно сказать, не было, Минздрав объяснял  рост смертности именно последствиями  гриппа и ОРВИ. Сейчас, когда уровень заболеваемости во многих регионах превысил эпидпороги, болезнь протекает тяжело и люди умирают, грипп, похоже, «прячут» за пневмонией. Зачем?

- В конце января мы получили информационное письмо, подписанное директором департамента мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Екатериной Какориной. В нем – рекомендации, как следует ставить диагноз. Документ, скорее всего, с инфекционистами не обсуждался, потому что в нем все странно, начиная с того, как кодируется диагноз «грипп», и до выставления диагноза «пневмония». Оказывается, напрасно мы учим студентов многие годы выявлять причинно-следственные связи: возбудитель - патогенез - последствия болезни. По тексту этого документа получается, что при сезонном гриппе может быть пневмония, а при «свином» - нет. Если у человека грипп, осложненный пневмонией, и много денег ушло на ее лечение, надо ставить диагноз «пневмония».

Похоже, названные вами цифры – результат выполнения этих рекомендацией в регионах, а сами рекомендации - один из вариантов манипуляции статистическими данными. Зачем? Непонятно. От того, что будет зарегистрировано много погибших от пневмонии и мало погибших от гриппа, ничего не изменится. Но при этом не будет применяться правильная терапия в лечении пациентов с гриппом на начальном этапе, когда есть риск развития пневмонии, и не будет правильных административных решений для организации эффективной помощи.

Конечно, абсолютно точной статистики, вообще, не существует — всегда есть некий уровень ее достоверности. Но чем он выше, тем легче нам прогнозировать, сколько коек надо всего, сколько надо коек для интенсивной терапии. Вот сейчас, например, снижается число зарегистрированных и госпитализированных пациентов. Количество больничных коек можно сократить, что мы и делаем. Но число коек интенсивной терапии сокращать нельзя — они должны оставаться в резерве, потому что в период снижения уровня заболеваемости появляется больше тяжелых форм.

- Судя по уровню госпитализации и смертности, эпидемия-2015 серьезнее той, что мы переживали в 2009 году.

- Пока нельзя делать выводы, насколько все серьезнее. Эпидсезоны, которые мы анализировали в предыдущие годы, охватывали по 13 недель. У нас — пока 6-я неделя гриппа. На этом этапе летальность, действительно, выше, чем в 2009 году. Еженедельная динамика заболеваемости была очень высокой, и медицинские учреждения, которые принимали пациентов с гриппом, выдержали очень большую нагрузку.

Сейчас наблюдаем только некоторое снижение интенсивности заболеваемости. Выводы, хотя бы предварительные, можно будет делать, когда закончится эпидподъем. Сейчас мы только можем сказать, что уровень госпитализации и смертности вырос. Еще мы можем сказать, что заболеваемость ничем не отличается от той, что переживает сейчас Европа. Там отмечают, что особенностью этого эпидсезона стало то, что очень тяжело болеет не только возрастная группа старше 65 лет, а население в возрасте от 15 до 64 лет. Эту же особенность мы видим и у нас. Дети же переносят грипп А (h2N1) легче.

- По неподтвержденным данным, в городе уже умерли от гриппа и его осложнений более  60 человек. Хотя эта цифра, скорее всего, заниженная.

- Общих данных по городу у меня нет. Могу сказать только, что в нашей больнице умерли уже больше 20 пациентов. Когда закончится сезон заболеваемости респираторными инфекциями, мы будем анализировать все клинические случаи, когда гибель пациентов могла быть связана с гриппом. Но проблема в том, что сейчас используются разные подходы к диагностике. Одно дело, когда диагноз устанавливается прижизненно по типичной клинической картине и лабораторно подверженному инфицированию гриппом. И другое дело – посмертная диагностика, при которой проводится забор материала для исследования из легкого и трахеи. Если грипп протекал с осложнениями, его лечили эффективными противовирусными препаратами, 30 дней человек дышал с помощью ИВЛ и умер от пневмонии, лабораторные исследования связь с гриппом могут и не установить – препараты его уже «убили». Это тоже приводит к искажению статистических данных. Мы считаем, что диагноз должен в первую очередь ставить врач – клиницист.  

Кроме того, точная диагностика – долгий процесс, занимает несколько дней, поэтому данные, которые мы используем, технически отстают от реального положения. Чтобы приблизительно оценить наши потери, можно сравнить число умерших в период эпидемии гриппа и в периоды, когда эпидемии нет.

- Журналистам называют только официально подтвержденные данные по смертности от гриппа, чтобы не сеяли панику?

- С журналистами понятно – до сих пор для них информация по смертности от гриппа была закрытой, поэтому они сами ее воспринимают с испугом и своих читателей/зрителей пугают. Впрочем, в этом эпидсезоне испугались не только они. Но журналисты должны понимать, где грань между правдивой информацией и возможностью вызвать панику. Врачи сообщают цифры о смертности, в том числе от гриппа, преследуя свои цели. Мы хотим, чтобы люди серьезнее относились к своему здоровью, хотим привлечь внимание к профилактике гриппа, так же, как его привлекают кардиологи - к профилактике сердечно-сосудистых заболеваний, онкологи – к профилактике рака.

А профилактика гриппа - вакцинация. И нынешний эпидсезон убедительно это показал: среди тяжело переносящих болезнь и среди умерших нет ни одного, сделавшего прививку от гриппа. Из 4 тысяч госпитализированных за эпидсезон, в больницу попали всего 7 вакцинированных. Ни один из них не был в тяжелом состоянии, в основном их доставляли по эпидпоказаниям – из организованных коллективов (кадеты, например). 

- Во время эпидемии тоже теоретически возможна профилактика, но, например, масок в аптеках нет.

- Заставлять тысячи людей надевать маски на стадионах или на улице бессмысленно с точки зрения научной эпидемиологии. Но очень эффектно в качестве демонстрации активности. В результате мы наблюдаем истерическое увлечение масками. Запомните: маску должен носить заболевший!

Вероятность защитного действия маски или оксолиновой мази — производной нафталина, для защиты от гриппа никем не доказана. В Японии, где все носят маски, болеют не меньше, чем у нас, потому что маска закрывает нос и рот, но остаются открытыми глаза, в которые тоже попадает вирус, а затем по слезным протокам заносится в носоглотку. И что же? Рекомендовать всем ходить в противогазах?

Несомненно, надо проводить влажную уборку, проветривать регулярно помещения, соблюдать личную гигиену — чаще мыть руки, лицо, промывать нос. А если почувствовали, что заболеваете, как можно быстрее обращайтесь к врачу и выполняйте назначенное лечение. Чем раньше оно начато, тем меньше риск развития тяжелых осложнений.

- А если врач поликлиники рекомендует для лечения «Арбидол», «Амиксин» или  «Анаферон», «Эргоферон» и прочие интерфероны?

- Лечение с плацебо эффективно в 30% случаях, это научно подтвержденные данные, и их еще никто не опроверг. Надо только помнить, что эти препараты вреднее плацебо.

Никакие индукторы интерферонов никак не влияют на течение гриппа и ОРВИ. Уровень эндогенного интерферона при таких заболеваниях изначально высокий, как и при активных хронических заболеваниях. И вообще, тема индукции интерферонов за рубежом умерла еще в 1960-х годах прошлого века. Этот метод терапии признан не дающим клинического эффекта. Более того, часто рекламируют препараты римантадинового ряда, резистентность к которым установлена еще в начале 2000-х и сохраняется поныне. Никакие современные аналоги римантадина не имеют доказанной эффективности для терапии гриппа. 

Можно и дальше критиковать препараты, которые, к сожалению, есть в рекомендациях Минздрава. Но мы четко разделяем препараты с доказанной эффективностью и те, что циркулирует на рынке. И считаем нецелесообразным тратить средства на лекарства без доказанной эффективности.

- Некоторые специалисты говорят, что прием препаратов с доказанной эффективностью существенно не влияет на вирус, потому что сокращают время болезни всего на 20 часов.

- Как правило, это говорят не инфекционисты, и они забывают, что использование этих лекарств позволяет спасать жизни пациентов с тяжелейшим течением «гриппозной пневмонии». И задача терапии с применением противовирусных средств – не быстрее вылечиться, а избежать тяжелых осложнений. Если бы у нас их не было, число погибших было бы гораздо больше. Грипп в стационарах и грипп, который человек может перенести в домашних условиях, особенно если он еще и привит, – можно сказать, разные болезни.

- В Петербург приезжал главный терапевт России, академик Александр Чучалин и призывал использовать новый метод лечения пациентов с дыхательной недостаточностью – ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация), если искусственная вентиляция легких не спасает.

- Эйфория, которая возникла под влиянием московских коллег о возможном использовании метода ЭКМО, не оправдана. Анализ показал, что лишь у 10% погибших от гриппа А (h2N1) в период с 2009 по 2016 год можно было бы обсуждать использование этого метода.

Проблема в том, что при ЭКМО требуется массивная и длительная гепаринизация (гепарин – препарат для предотвращения свертывания крови – Прим. ред.). А при гриппе А (h2N1) часто развивается геморрагический синдром (кровоточивость), и другие осложнения при которых  ЭКМО противопоказано. Мы не ретрограды, но четко понимаем, что этот метод имеет очень ограниченное применение и не может существенно повлиять на лечение пациентов с гриппом.

- Уровень госпитализации с началом эпидемии вырос невероятно. Не пробьет ли эта эпидемия огромную брешь в бюджете городского здравоохранения?

- Если не будет создан механизм, по которому клиникам будут возмещаться все затраты и убытки, то у них точно будут проблемы. Пациенты поступают постоянно, чтобы освободить койки, мы досрочно выписываем пациентов, у которых нет угрозы жизни. А эту угрозу снимаем, благодаря применению очень дорогих лекарств. То есть стоимость их лечения для клиники – высокая, а количество дней госпитализации – небольшое. Оплата в системе ОМС зависит от длительности госпитализации. Получается, чтобы помочь всем, кто в нашей помощи нуждается, мы лечим с убытком для стационара. Больницы, которые нам помогают во время эпидемии, тоже терпят большие финансовые убытки.

Мало того, в системе ОМС плановые задания на год ограничены. А с такой огромной нагрузкой в начале года мы плановое задание можем уже к осени выполнить. И как работать дальше? Для инфекционного стационара плановое задание – странная идея. Больница им. Боткина оказывает экстренную помощь, а она требуется в зависимости от эпидемиологической ситуации в городе. Кто ожидал, что в этом году будет такая высокая заболеваемость гриппом и ОРВИ? Необходимы механизмы компенсации за повышенную нагрузку для стационаров в условиях чрезвычайных ситуаций, в том числе перепрофилированных - без них с этим потоком пациентов мы бы не справились. Ведь в это время не исчезли другие инфекции – 30-40 пациентов ежедневно поступают с кишечными инфекциями, нейроинфекциями и другими.

- Но если никто не был готов к такой эпидемии, значит, и специфических лекарств, необходимых для противовирусной терапии ни у кого не было. Чтобы их закупить, нужно время.

- Эта эпидемия еще раз показала, что ФЗ-44 не позволяет гибко реагировать на ситуацию в здравоохранении. Система закупок, которая пригодна для промышленников, не пригодна для больниц. Мы готовились к кишечным инфекциям, закупили препараты, в это время приходит грипп. А деньги потрачены. Небольшой резерв препаратов всегда есть, но он не рассчитан на такое число пациентов. Город с этим справился, но это стоило больших усилий. Их не пришлось бы предпринимать, если бы была возможность обратиться, как прежде, в уполномоченную компанию, а она под гарантийные письма доставляла бы нам необходимые лекарства под конкретных пациентов в зависимости от ситуации с заболеваниями. А сейчас попытки купить на год лекарства для всех обречены — профиль наших инфекционных отделений, в зависимости от заболеваемости, меняется до 8 раз за год. Это же инфекция.

- Следует ли ждать вторую волну эпидемии гриппа?

- Вторая весенняя волна во всех учебниках описана, как волна гриппа В. Она не такая интенсивная, но более продолжительная. Переход к ней происходит постепенно. Сейчас в основном выявляется грипп А (h2N1) – около 64%. Но параллельно циркулируют и другие вирусы, причем один пациент может быть инфицирован «свиным» и сезонным гриппом одновременно. Во время роста уровня заболеваемости мы всех тестировали в основном на вирус гриппа А (h2N1). Но как только к исследованиям подключился НИИ гриппа, мы стали получать данные по всем циркулирующим вирусам. И в структуре заболеваемости стало видно больше вируса В. Пока не потому, что его стало больше, а потому что его стали искать. Постепенно, как и в предыдущие годы, он «вытеснит» грипп А (h2N1).  Но сейчас еще рано об этом говорить. Подождем конца эпидемии.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

doctorpiter.ru

Вакцина от гриппа: надежных данных об эффективности нет | вакцинация

23.10.2012  Автор: Марина Солодовникова

32 миллиона россиян из так называемых «групп риска» — работников образования, медработников, школьников, детей, посещающих детские дошкольные учреждения — будут зачем-то привиты

Главный санитарный врач России Геннадий Петрович Онищенко объявил о приближении сезона гриппа 2012 – 2013 и тут же, засучив рукава, принялся за работу по его предупреждению.

Точнее, засучить ему пришлось лишь один рукав, для того, чтобы медицинская сестра смогла вколоть героическому чиновнику вакцину против гриппа. Этот исторический момент был запечатлен фотокорреспондентом.

Геннадий Петрович сообщил, что 32 миллиона россиян из так называемых «групп риска» — работников образования, медработников, школьников, детей, посещающих детские дошкольные учреждения, лиц старше 60 лет и др., — будут привиты отечественными вакцинами «Гриппол» и «Гриппол плюс».

Если вы, уважаемый читатель, все еще не уверены в том, что вам и членам вашей семьи стоит прививаться от гриппа, если вас не вдохновил личный пример господина Онищенко, ознакомьтесь с комментариями врачей, размещенными под фотографией.

Их аргументы в пользу вакцинации поражают научной глубиной и логической корректностью. Вот, что пишет Владимир Порханов, член Общественной палаты РФ, главный врач Краевой клинической больницы №1 Краснодарского края, член-корреспондент РАМН: «вакцинология — не совсем моя сфера деятельности. Но я давно и лично знаю Геннадия Онищенко и могу сказать, что это один из самых мужественных и знающих людей, которые радеют за здоровье России. И если он считает, что вакцинацию делать надо – то значит это делать надо! Я не понимаю, почему люди выступают против этого».

А вот что говорит главный инфекционист России Виктор Малеев: «Прививки от гриппа – это всемирная практика, которую осуществляют все страны, а не только одна страна – это рекомендация Всемирной организации здравоохранения. Это общее мнение всего мирового сообщества». Но если это уже общее мнение всего мирового сообщества — а мы с вами часть его —зачем главный инфекционист России ломится в открытую дверь?

Особенно впечатляет мнение Евгения Ачкасова, профессора Московской медицинской академии имени И.М.Сеченова: «На мой взгляд, прививки от гриппа делать целесообразно и нужно, другое дело, что грипп очень изменчив, каждый год вирус мутирует и появляются новые штаммы, которые приводят к заболеванию. Я не знаю ни одного знакомого человека, который бы пошел и сделал прививку от гриппа, я сам никогда в жизни не делал себе прививку от гриппа. У меня хороший иммунитет, я себя нормально чувствую и, слава Богу, редко болею». Посыл профессора столь противоречив, что остается неясным, что же все-таки он хотел донести до целевой аудитории?

Агитаторы за вакцинацию пользуются статистическими данными, хотя лучше бы не пользовались. Юрий Гендон, главный научный сотрудник НИИ вирусных препаратов РАМН, академик, врач-грипполог, сотрудник Института вакцин и сывороток им. Мечникова, сообщает такой примечательный факт: 80% потерявших слух людей в раннем детстве переболели отитом. На этом уважаемый академик ставит точку, не считая нужным сообщить нам для сравнения, какой процент людей переболевших отитом среди людей с хорошим слухом. Что ж, ответ на этот вопрос найти нетрудно: к трехлетнему возрасту это заболевание переносят по разным данным от 71 до 95% детей, что превращает утверждение эксперта в аргумент из серии «Все люди, евшие огурцы, рано или поздно умирают».

И самое главное: грипп ответствен за меньшую часть отитов, чаще всего это заболевание вызывает бактериальная инфекция (стафилококки, пневмококки, гемофильные палочки и прочие виды). Трудно представить себе, чтобы врач-грипполог этого не знал. Так что вся история о 80% людей с глухотой не имеет ровно никакого отношения к роли вакцинации для предотвращения гриппа и лишь компрометирует основной тезис ее рьяных поборников. Уж лучше бы обошлись фотографией Г.П. Онищенко.

У вдумчивого читателя возникает впечатление, что медицинские начальники недобросовестно манипулируют данными в расчете на то, что потенциальный клиент прививочного бизнеса не искушен в медицинской науке и статистике, да и просто не умеет мыслить логически, а потому поверит специалисту на слово, что бы тот ни говорил. Но если потребителя пытаются убедить, подсовывая в качестве аргумента откровенный трэш, не значит ли это, что реальных доказательств эффективности вакцины от гриппа у медицинского истэблишмента нет?

Собственно говоря, ответ на этот вопрос содержится в опубликованной нами в октябре 2011 года статье «Вакцинация от гриппа: за и против». Стоит, однако, дополнить ее научными данными, появившимися за последний год.

Много шума прошлой осенью наделали результаты исследования наиболее распространенной в США вакцины от гриппа, опубликованные в журнале «Ланцет». По официальным данным, эффективность тривалентной инактивированной вакцины составляла 80%, по данным исследования — менее 60%. Это показатель явился шоком для медицинской общественности в США и породил множество дебатов.

Доктор Джозеф Бреси, начальник отделения профилактики гриппа Центра контроля заболеваемости США (CDC), заявил, что вакцина работает, пусть и несколько хуже, чем предполагалось до этого. «Мы бы хотели, чтобы вакцина срабатывала во всех случаях, но грипп — плохое заболевание. Он приводит и к смерти, и к госпитализации, а прививка остается лучшим способом профилактики. Мы все хотим, чтобы прививки работали лучше, но они все равно лучшее, что мы имеем». Стиль речи и доказательная база доктора Бреси кажутся удивительно знакомыми.

Интересно, что ежегодные исследования эффективности вакцинации от гриппа, проводящиеся в Канаде с 2004 года, дают тот же самый результат — 60%.

Однако главная неприятность заключается не в том, что эффективность вакцины при новом анализе оказалась на 20% ниже, чем та, которую декларировал производитель, а в реальном значении статистических показателей. Что же на деле означает шестидесятипроцентная эффективность?

Мета-анализ свидетельствует: в сезон гриппа из 100 невакцинированных взрослых заболевают 2,7, то есть 2-3 человека. Наш бытовой опыт говорит о том, что во время эпидемии доля заболевших выше, однако вспомним, что только 10% из них болеет сезонным гриппом, остальные страдают от острых респираторных заболеваний, вызванных иными вирусными и бактериальными инфекциями, от которых антигриппозная вакцина не поможет. Таким образом, если вы не привиты, ваш шанс заболеть сезонным гриппом (а не любым ОРВИ) составляет 2,7%.

Из 100 вакцинированных взрослых заболевают гриппом 1,2, то есть 1-2 человека. Иными словами, если вы привиты, вероятность подхватить грипп для вас составит 1,2%. То же самое можно сказать и иначе: антигриппозная вакцина помогает избежать гриппа примерно 1-2 человекам из 100. Что же такое 60%? Приблизительно столько составляет разница в 1,5 человека от количества заболевших непривитых, т.е. от 2,7. Стоит ли овчинка выделки, если учесть возможные поствакцинальные осложнения?

О поствакцинальных осложнениях мы подробно рассказали в статье «Вакцинация от гриппа: за и против». Дополним только, что история актуальной в нынешнем году отечественной вакцины «Гриппол» осложнена неприятным эпизодом, произошедшим в ноябре 2006 года, когда Роспотребсоюз вынужден был изъять из оборота около миллиона доз вакцины из-за 68 случаев тяжелой аллергической реакции на препарат в 9 российских регионах: у пострадавших наблюдались отеки гортани, учащенное сердцебиение и затруднение дыхания.

Интересны выводы последнего метаанализа независимой Кохрановской группы (Cochrane Collaboration), чьи работы в научном мире считаются золотым стандартом объективности.

В августе 2012 году был опубликован их отчет «Роль вакцин в предупреждении гриппа у здоровых детей». «Эффективность инактивированных вакцин для предупреждения гриппа не превышает существенным образом эффективность плацебо», — говорится в отчете. Что касается детей старше шести лет, то вакцинация позволяет предупредить грипп у одного ребенка на 28 привитых. Кохрановские эксперты утверждают, что большая часть исследований по безопасности вакцин — а они проводятся производителем, либо по заказу производителя — не соответствуют современным методологическим стандартам, а потому не поддаются объективному анализу.

Ранее, в 2010 году, Кохрановская группа опубликовала мета-анализ исследований эффективности вакцин против гриппа для взрослых. Результаты оказались еще более скромными, чем для детей. Даже в редкие годы, когда штаммы вакцины полностью соответствуют штаммам сезонного гриппа, риск заболевания для вакцинированных взрослых оказался всего на 3% ниже, чем для не вакцинированных, в годы неполного соответствия штаммов эта разница составила всего 1%. Эксперты утверждают, что нет достоверных данных за то, что прививка снижает риск гриппозных осложнений, например, пневмонии.

Особо нужно отметить, что в исследовании 2010 года за разделом «Выводы авторов» идет раздел «Предостережение» (Warning). Авторы считают необходимым отметить тот факт, что большая часть исследований эффективности вакцин, опубликованных в престижных медицинских журналах, профинансирована фармацевтическим бизнесом. При этом методология этих исследований далеко не всегда соответствуют современным стандартам. Следует учесть, что исследования, финансирование которых осуществлялось из общественных фондов, демонстрировали гораздо более скромные результаты эффективности вакцин. Авторы данного исследования пришли к выводу, что надежных данных об эффективности вакцины против гриппа недостаточно, в то время как есть свидетельства манипуляций в интерпретации результатов исследований.

Что можно сказать в заключение? Как и процитированный выше профессор Ачкасов, автор данной статьи никогда не делает прививок от гриппа и не болеет ни гриппом, ни ОРВИ. Я, однако, никого не призываю не прививаться. Моя задача — ознакомить читателя не со своим личным мнением, а с современными научными данными, которые, надеюсь, помогут ему принять самостоятельное и обоснованное решение.

Рубрики: Грипп, интервью, новости, Против вакцинацииМетки: вакцина, вакцина от гриппа, вакцинация, Грипп, Гриппол, иммунитет, осложнения, прививка, рак, санитарный врач, фармацевт, фото Комментариев нет

Добавить комментарий

antivakcina.org

Эффективность вакцины от гриппа - Знания исцеляют

Осень - начало агитационной кампании вакцинации против гриппа и часто можно услышать, что эффективность вакцины достигает 60%. Как получена эта цифра и как вакцинация на самом деле снижает заболеваемость гриппом?

Впечатляющие обывателя двузначные числа эффективности вакцинации - не обман, однако важно понимать способ их вычисления, чтобы не оказаться чрезмерно самоуверенным выходя из прививочного кабинета.

В агитационных материалах очень редко раскрывается истинное значение уровня эффективности, как это добросовестно сделано в данном случае:

Если вы вакцинированы, то необходимость обращения в больницу для лечения гриппа на 60% ниже

Судя по данным CDC (Центр по контролю заболеваемости) результат в 60% был получен в сезоне 2010-2011 гг, когда вакцина показала рекордную эффективность за всю историю исследования, а в остальные годы данное значение колебалось в пределах 10-56%. Но еще более важно то, как оценивается эффективность.

Каждый год в учреждения здравоохранения обращаются люди с симптомами гриппа, однако диагноз ставится только в случае лабораторного подтверждения наличия вируса в организме. Затем вычисляется процент вакцинированных и не вакцинированных среди заболевших. Например, в прошедшем сезоне за медицинской помощью с подтвержденным гриппом вакцинированные обращались на 42% реже, чем не вакцинированные.

Однако такой анализ не учитывает заболевших не обратившихся за медицинской помощью и не демонстрирует степень снижения риска заболевания благодаря вакцинации. Чтобы узнать реальную способность вакцины предотвратить заражение гриппом, в 2010 году (как раз когда были получены рекордные 60%) были опубликованы результаты масштабного исследования на 11 404 добровольцах с использованием вакцин и плацебо.

Из 11 404 участников 7132 человека было вакцинировано, а 3965 - получили плацебо. Каждого участника исследователи обзванивали еженедельно и интересовались самочувствием, и в случае признаков гриппа выполнялась лабораторная диагностика инфекции. В результате из вакцинированных заболело гриппом 1,5% участников, а из тех кто получал плацебо заболело 4,2%.

Однако почему в отчетах и агитках мы видим 60%, а 1,5 и 4,2 шанса из 100 - нет. Вероятно, потому что 60% - выглядят более убедительно. Ведь 4 шанса из 100, что человек заболеет гриппом, если не вакцинируется, и 1-2 шанса из 100, что человек заболеет, если вакцинируется - погоды не сделает. Кому сказать эти цифры, тот скорее просто откажется от вакцинации.

Я не против противогриппозной вакцинации - по данным исследований вакцина реально снижает заболеваемость. Но я хочу, чтобы потребители ясно понимали, какую эффективность ожидать от применения препарата. Это поможет принять осознанное решение о вакцинации, право на которое предоставлено законодательством.

Чтобы не пропустить - подписывайтесь на самый читаемый блог о медицине. Если у вас нет аккаунта в ЖЖ, подписывайтесь на обновления в Фэйсбук, Вконтакте и Телеграм.Поделитесь интересной информацией с друзьями в соцсетях:

glagolas.livejournal.com





г.Самара, ул. Димитрова 131
avs@avs63.ru